Российские военные в Донецком регионе, март, 2023 года. Фото: Tsitsagi Nikita Источник: news.ru via globallookpress.com

Разведка в изгнании. Отставные и действующие военные создали подпольную организацию для борьбы с Кремлем

В России действует подпольная организация военных «Орден республики», которая выступает за свержение Путина, создание парламентской республики, а также борется против войны и помогает военным, которые не хотят сражаться, покинуть страну. О ее существовании стало известно после выхода текста BBC о побеге из России кадрового военного, штурмана вертолета лейтенанта Дмитрия Мишова. В интервью BBC Мишов сообщил, что именно «Орден» помог ему покинуть страну, дабы избежать отправки на войну в Украине. Телеграм-канал «Можем объяснить» связался с «Орденом» и поговорил о том, кто они, откуда, чем занимаются и какие у них цели.

Все общение с «Орденом» велось через бот в Telegram, а, следовательно, у редакции не было возможности встретиться лично с героями. Однако, источники «МО», лично знакомые с представителями организации, подтвердили реальность ее существования.

«Если в России будет гражданская война, мы отказываемся делать в ней первый выстрел»

— Прежде всего, хотели бы понять, когда появился «Орден республики»? Как он образовался и кем он создан?

— Орден образовался около года назад из закрытого офицерского клуба, основанного до войны, где состояли отставные и действующие офицеры, обсуждавшие политику, экономику, новости. Просто дружили и помогали друг другу. Когда произошедшие 24 февраля 2022 года события отправили страну под откос и любые наивные надежды на постепенную нормализацию политической системы пошли вслед за ними, клуб решил преобразоваться в Орден и действовать по мере своих сил. 

— А как в этот клуб можно было попасть? Чем занимался этот клуб до войны?

— Человека можно было привести в клуб с помощью двух поручительств от действующих членов. Так как большинство участников были отставными офицерами, то тогда, скорее, интересовала возможность общения по деловым вопросам и обмен мнениями, приятная компания, ну и обсуждение новостей и политики. Главное, что тогда родилось, — это доверие людей друг к другу. 

Члены клуба разделяют республиканские идеи и, если соотнести это с политическими деятелями прошлого, то мы чаще всего соглашались с Маргарет Тэтчер, Уинстоном Черчиллем, Рональдом Рейганом и другими политиками умеренно правого спектра. Отношение что к министру [обороны], что к верховному главнокомандующему было пренебрежительным и колебалось от скепсиса до ненависти. 

— Скольким российским военным вы уже помогли выехать из России? Сколько человек к вам обратились, кроме мужчины, который упоминается в публикации Би-Би-Си?

— Скажем так, вывоз людей — не основной наш вид деятельности. У лейтенанта Мишова, довольно молодого человека, была крайне тяжелая жизненная ситуация, кроме того, он обладает редкой специальностью — штурман-оператор вертолета, это человек, которому нельзя быстро найти замену.

Плакат в Самаре. Фото: Svetlana Vozmilova, Источник: Global Look Press

— А какой тогда основной вид деятельности «Ордена»?

— Мы, к сожалению, не можем раскрывать подробности нашей деятельности ввиду понятных причин, но, как весьма остроумно сказал один человек, «это похоже на разведку в изгнании». «Орден республики» в первую очередь борется против диктатуры, против организованной преступной группы, захватившей в России все рычаги власти и держащей в заложниках 140 миллионов человек, но Орден и не воюет со своими соотечественниками. И если в России и будет гражданская война, мы отказываемся делать в ней первый выстрел.

«Мы должны наказать виновных самостоятельно»

— А как вы решаете, кому помогать? Лейтенант Мишов в интервью рассказывал, что вы обеспечили его всем необходимым — что это значит? 

— Мы обеспечили маршрутом, картами с поясняющими данными, средствами связи и другими необходимыми в таких случаях вещами. А что касается вывоза, то мы помогаем, тем кому:

а) можем;

б) считаем нужным помочь.

Солдаты всего мира выполняют приказы. Так устроена армия со времен римских легионов. И именно поэтому, согласно обычаям и законам войны, комбатантам, т.е. лицам, принимающим участие в боевых действиях на законных основаниях, а именно солдатам и офицерам регулярных частей, действующих на основании закона, т.е «по приказу» — гарантируется защита согласно Женевской Конвенции. Кто мы такие, чтобы пересматривать правила войны, написанные кровью всех европейских армий за 2,5 тысячи лет? 

Основной критерий нашей проверки — это невиновность по части военных преступлений. Мы наводим справки. Всегда. И если имеем достаточно информации, принимаем положительное решение.

— А как Орден находит людей, которым нужно помогать? Вам пишут в бот в телеграм или связываются с вами иными способами?

— Бот, скажем так, не служит для приема обращений от военнослужащих, он, наоборот, был сделан для связи с журналистами некоторое время назад, когда было принято решение дать о себе знать. Орден сам находит ситуации, где ему стоит вмешаться. Мы не можем вывезти всех, есть куча достойных юристов и организаций, которые этим занимаются, со своей стороны хотели бы только сказать и заранее предупредить, что ехать в Казахстан — это ехать в тупик, оттуда легальным способом вы не выберетесь.

По остальным вопросам скажу одно — это наш первый такой медийный выход в свет. А доверять в наше время можно только результатам. О новых свершениях вы услышите, когда и если они будут, а о прошлых тогда, когда это станет возможно по принципу «не навреди», потому что мы постарались себя отучить выдавать желаемое или предполагаемое за действительное.

— «Русский добровольческий корпус» и легион «Свобода России» в разной степени связаны с ВСУ, а ваша организация в каких отношениях с властями Украины и ВСУ?

— Мы не состоим ни в каких отношениях ни с РДК, ни с Легионом «Свобода России» (если таковой существует), ни с ВСУ, ни с кем бы то ни было еще. Украинцы сражаются за себя, за свое право жить так, как им хочется, а мы — за свое. Наши взгляды на будущее России, кажется, несколько расходятся, особенно, когда мы слышим про расчленение нашей страны ради мировой безопасности от отдельных лиц, аффилированных с ними.

Во-первых, мы должны наказать виновных самостоятельно, это вопрос нашей воинской чести и национальной самодостаточности. Во-вторых, мы выступаем за территориальную целостность России. За преобразование ее в парламентскую республику, где та или иная форма самодержавия заменена властью народных представителей, и за немедленное наведение порядка согласно закону и справедливости. Эта та задача, которую русские офицеры не могут решить со времен восстания на Сенатской площади. И, конечно, мы за немедленный мир.

«Чтобы отказаться исполнять приказ, нужно гражданское и человеческое мужество»

— Ваша политическая позиция (про целостность России и преобразовании ее в парламентскую республику) довольно близка тому, что публично говорит Михаил Ходорковский и другие оппозиционеры в изгнании. Вы каким-то образом сотрудничаете с кем-то из них, а если нет, то почему не хотите? 

— Мы, к сожалению, не знакомы с Михаилом Борисовичем и не задавались целью познакомиться, но если ему было бы интересно, то пообщаться бы не отказались

— Вы говорите, что ваша организация состоит из отставных и действующих офицеров, то есть вы хорошо владеете информацией о происходящем в армии сейчас?

— Скажем так, мы владеем обстановкой. 

— Если у вас внутри армии есть свои люди, то, видимо, у вас есть представление о настроениях в армии. Какие они? Не у всех наших читателей есть возможность понимать, что там происходит. Есть какая-то рефлексия у них? Понимают ли, что война — это ошибка?

— Это такая же проблема, как и в остальной России. Читатель удивится, но они у всех «бюджетников» примерно одинаковые. Низкий уровень зарплат, отсутствие социальных лифтов, вечное вранье и очень известное в армии слово «показуха» — все это вместе выхолащивает оттуда людей деятельных и способных. Отрицательная селекция, как известно, выносит наверх в первую очередь лояльных, а не талантливых.

Потом страх перед неизвестностью. Ну вот ушел ты в никуда, и что? А что ты будешь делать? А много вакансий в кризис? А как кормить семью? Бежать за границу? А там что? Кто поможет? А где взять загранпаспорт?

Все эти вопросы и обстоятельства так или иначе, с одной стороны, подрывают боеспособность армии, которая, к тому же, плохо устроена в принципе и подрывает моральное состояние людей, в ней служащих. А с другой стороны, опять оставляют их лояльными системе, потому что нет прямого и понятного выхода из сложившегося положения.

Кроме того, не надо забывать, и это первостепенно, что за неисполнение приказа полагается длительный срок, а с выходом указа о частичной мобилизации из армии нельзя уволиться. 

Отдельно стоит сказать, что воинский коллектив — организм особый. Чтобы отказаться исполнять приказ, порой нужно гражданское и вполне себе человеческое мужество куда большее, чем его исполнить. Как правило, ты идешь против молчаливого большинства. Ну и собственно страх перед неизвестностью — один из самых сильных.

Можно ли говорить о том, что считают войну ошибкой? Кто-то считает, кто-то нет, но больше всего тех, кому это просто не нравится, но что они могут сделать?

Об армейском устройстве нужно говорить отдельно. Но если коротко, можно выделить четыре главных причины низкой боеспособности:

1) кадровый офицерский кризис;

2) отсутствие сержантов, как отдельного управленческого класса;

3) плохое материально-техническое обеспечение;

4) низкий уровень системы управления войсками.

Магазин военного снаряжения в Москве. Фото: Bulkin Sergey Источник: news.ru via globallookpress.com

— Мы видим, что довольно эффективно воюет «Вагнер», а вот регулярная армия, кажется, показывает себя не лучшим образом. Почему так? 

— В «Вагнере» решены некоторые армейские проблемы, но далеко не все. И потом вагнеровский костяк — это довольно немногочисленная по военным меркам группа людей численностью батальон или полтора. И она почти не участвовала в бахмутской мясорубке. Евгений Викторович (Пригожин) благоразумно приберегает ее для каких-то других дел. Каких — лучше уточнить у него.

Основным источником его пополнения и основным расходным человеческим материалом были бывшие зэки, так называемые «К-(ашники)». К тому же, взятие небольшого города (Бахмута) в течение полугода путем лобового штурма ну никак не может считаться вершиной военного искусства, тем более с таким уровнем потерь. Потом не надо недооценивать российскую армию, она хоть и неповоротлива и плохо управляема, но есть и чисто военные достоинства.

Способность нести потери, способность выполнять любые, даже самые идиотские приказы, колоссальная огневая мощь и огромный мобилизационный ресурс, вчетверо больше украинского. У нее не получается наступать, да. Но обороняться после мобилизации она вполне способна и потом мы абсолютно уверены, что никто никуда наступать более и не собирается, да и даже потеря каких-то территорий на юге или востоке Украины не является катастрофой. Да чего уж там — выход на украинские границы 1991 года тоже не приговор. Если армия не уничтожена, а военно-политическое руководство РФ (к сожалению, нынешнее) сохраняет управление и все так же контролирует страну, то война на истощение продолжается. Ибо реальная военная цель одна. Чтобы Запад устал поддерживать деньгами и оружием. Начиная с Херсона, уже цель — не выиграть войну, а не проиграть. Это разные вещи. 

«Нельзя воевать с родственниками!»

Но почему армия не так хороша, как многие, в том числе мы, ожидали? Насколько люди мотивированы, готовы сражаться, совершать подвиги? Получается, что политруки плохо делают свою работу?

— Согласно военной науке, которая такая же наука, как и любая другая, первой обязанностью политического искусства по отношению к военной стратегии является выдвижение политической цели войны. Всякая цель должна быть строго согласована с имеющимися для достижения ее средствами. Политическая цель должна отвечать возможностям ведения военных действий.

Чтобы соблюсти это требование, политик должен иметь правильное представление об отношении своих сил к неприятельским, что требует чрезвычайно зрелого и глубокого суждения, знания истории, политики и статистики обоих враждующих государств и известной компетенции в основных военных вопросах. Владимир Путин и российский Генеральный штаб нарушил сразу все законы военного дела, не говоря о чисто человеческих, потому что… мы даже удивлены, что это нужно говорить — НЕЛЬЗЯ ВОЕВАТЬ С РОДСТВЕННИКАМИ!

Потому-то и были придуманы невнятные цели и мотивы, тысяча и одна версия на любой вкус, почему все так произошло. Но, естественно, не сказана настоящая, потому что она звучит неприглядно и подло — «вечное правление конкретного человека».

Солдату сложно объяснить, что же значит демилитаризация и денацификация, а солдат, который не понимает, за что он воюет, никогда воевать хорошо не будет. Это невозможно. Это против законов военной физики.

С другой стороны, через какое-то время солдат начинает воевать согласно известной максиме Портоса из «Трех мушкетеров» — «дерусь, потому что дерусь». За погибшего товарища, за то, что привык, за то, что на войне все удивительно просто — «свой» и «чужой», ну и, конечно, по всем вышеизложенным причинам неизвестности.

А так называемые «добровольцы» воюют за деньги, ибо никогда государство не обменивало жизни по такому щедрому курсу. Можно поехать в Забайкалье и спросить там у людей: 204 тысячи рублей в месяц — это много или мало? Там таких денег вживую никто не видел и не надо себя обманывать — их платят. И похоронные платят, и за ранение. Да, иногда хитрят и даже обманывают, но в основном платят. Пока.

Российские военные в Донецком регионе, март 2023. Фото: Tsitsagi Nikita, Источник: news.ru via globallookpress.com

— Вы говорите, что вы стоите на позициях заключения немедленного мира. А какой он должен быть, по-вашему? За мир, как его понимает Украина, или как его понимает Россия? Или неважно на каких условиях, лишь бы прекращение боевых действий и переговоры?

— Заключение мира — это задача дипломатов и его ключевое свойство — мир должен быть приемлемым для обеих сторон. Кроме того, он должен быть должным образом обеспечен, иначе его ждет печальная судьба Версальского договора, завершившего Первую Мировую войну, который был, по меткому выражению маршала Фоша, «перемирием на 20 лет». Его острота, к ужасу народов подтвердилась, правда, не полностью, Вторая Мировая война началась через 21 год, а не через 20. Но. Владимир Путин заключить такой мир просто не в состоянии.

«Полигон» — независимое интернет-издание. Мы пишем о России и мире. Мы — это несколько журналистов российских медиа, которые были вынуждены закрыться под давлением властей. Мы на собственном опыте видим, что настоящая честная журналистика в нашей стране рискует попасть в список исчезающих профессий. А мы хотим эту профессию сохранить, чтобы о российских журналистах судили не по продукции государственных провластных изданий.

«Полигон» — не просто медиа, это еще и школа, в которой можно учиться на практике. Мы будем публиковать не только свои редакционные тексты и видео, но и материалы наших коллег — как тех, кто занимается в медиа-школе «Полигон», так и журналистов, колумнистов, расследователей и аналитиков, с которыми мы дружим и которым мы доверяем. Мы хотим, чтобы профессиональная и интересная журналистика была доступна для всех.

Приходите с вашими идеями. Следите за нашими обновлениями. Пишите нам: [email protected]

Главный редактор Вероника Куцылло

Ещё
политолог Аббас Галлямов
Аббас Галлямов: «Чем хуже дела на фронте, тем жестче будут расправляться с недостаточно лояльными»