Алексей Москалев в суде
Алексей Москалев в суде. Фото: SOTA

«Папа, не сдавайся». Впервые за четыре месяца заключения Алексей Москалев смог поговорить с дочерью

Алексей Москалев – отец-одиночка из города Ефремов в Тульской области. Приговорен к 2 годам колонии общего режима по статье о дискредитации российской армии (ст. 280.3 УК РФ) за несколько антивоенных публикаций на своей странице в «Одноклассниках». 

Политическое преследование семьи Москалевых началось после того, как дочь Алексея Маша, ученица 6 класса, нарисовала в школе на уроке ИЗО антивоенный рисунок. 1 марта 2023 года Алексея задержали, а Машу отправили в детский приют. Заявление о помещении девочки в приют написала ее мать – Ольга Ситчихина. Она ушла от Алексея, когда Маша была еще совсем маленькой и не принимала никакого участия в жизни ребенка. Маша провела в приюте чуть больше двух месяцев. За все это время ей ни разу не позволили позвонить отцу, не давали встречаться и звонить друзьям семьи и правозащитникам, не принимали письма и передачки. 5 апреля ее все-таки забрала к себе мать. Находясь под домашним арестом, Москалев попытался выехать в ЕС, но был задержан в ночь с 29 на 30 марта в Минске. Почти две недели его местонахождение было неизвестно, связи с ним тоже не было. 12 апреля Москалева экстрадировали в Россию, сейчас он находится в СИЗО-1 в городе Тула.

Канал «Можем объяснить» связался с Москалевым через сервис отправки писем заключенным «Зонателеком». Алексей рассказал, что наконец-то получил долгожданное письмо от дочери и поделился с редакцией его отрывками. 

Что написала Маша папе  

«Мой папа не сдается.
Он идет всегда вперед с улыбкой ясной и счастья полный рот! 
Но вот папа загрустил. Ну в чем проблема, папа? 
Он улыбнулся и сказал: «я рад, что у меня есть огромная семья – это доченька моя и конечно же она, вся поддержка со двора», – цитирует Москалев стихотворение дочери в своем письме. 

«В постскриптум она написала: «Папа, не сдавайся, это не конец света, мы скоро встретимся с тобой». Пишет также, что, когда она узнала об апелляционном решении суда [суд оставил приговор Алексея в силе], села на кровать и внезапно слезы закончились, что хотела сдаться, но Господь Бог дал ей силы, а она передает эти силы мне. Еще она пишет, что ей в какой-то момент было очень плохо и тяжело: «Поверь мне, я плакала каждый час, каждый день». И сколько решений ей пришлось принимать самостоятельно, и что никто не мог ее в тот момент успокоить и даже некому было посоветовать, приходилось принимать взрослые решения, в том числе за меня. Добавляет, что в какие-то моменты ей было намного хуже, чем мне». 

Встречаться с дочерью Алексей не хочет: «Можно было бы попробовать организовать с ней встречу, но я этого не хочу. Чтобы она видела меня в таком неприглядном ракурсе, да и девочка может очень расстроиться». По словам Алексея, сейчас Маша находится в детском лагере и чувствует себя нормально. «Где Маше лучше – в приюте или с мамой – лучше спросить у самой Маши, но думаю, что ей, конечно, лучше вне приютских стен».

Это не первое письмо Маши, в котором она подбадривает отца. 29 марта девочке удалось передать из приюта записку. «Я очень люблю тебя, и знай, ты ни в чем не виноват, я всегда за тебя, и все, что ты делаешь – правильно. […] Прошу тебя, только не сдавайся. Верь, надейся и люби. Однажды мы сядем за стол и будем вспоминать это все. Я люблю тебя, надеюсь, нет, я знаю, что ты не сдашься, ты сильный, мы сильные, мы сможем, а я буду молиться за тебя и за нас, папа»,  – написала Маша. 

Как дела у Алексея

«На данный момент чувствую себя относительно нормально. Сокамерники поддерживают меня. За это короткое время уже сменил четыре города, поэтому нахожусь в подвешенном состоянии. Все подробности [задержания в Минске, экстрадиции, условия содержания в СИЗО и т.д.] описать не могу, это запрещено категорически. Отношение сотрудников СИЗО нормальное, проблем нет. Про трудности мы сможем поговорить на воле»,  – пишет Алексей.

«Не пасть духом мне помогают ваши письма, открытки с поддержкой моей дочери и меня, коих я получаю много как из России, так и за ее пределами.  Фактически весь мир сегодня следит за происходящим в России и в том числе, и за нами. Очень благодарен, что наша с Машей судьба не оставляет многих равнодушными».

Письмо Алексея Москалева Марии Волох
Письмо Алексея Москалева Марии Волох

«Всем моим сторонникам, волонтерам, активистам и просто неравнодушным людям хочу пожелать, в первую очередь, крепкого здоровья, чтобы мы все пережили своих врагов. Огромное всем спасибо за искренние соболезнования и поддержку, как моральную так и материальную. Всем спасибо, что вы есть. А знаете, у России есть будущее! Россия воспрянет ото сна и будет свободной страной». 

«Полигон» — независимое интернет-издание. Мы пишем о России и мире. Мы — это несколько журналистов российских медиа, которые были вынуждены закрыться под давлением властей. Мы на собственном опыте видим, что настоящая честная журналистика в нашей стране рискует попасть в список исчезающих профессий. А мы хотим эту профессию сохранить, чтобы о российских журналистах судили не по продукции государственных провластных изданий.

«Полигон» — не просто медиа, это еще и школа, в которой можно учиться на практике. Мы будем публиковать не только свои редакционные тексты и видео, но и материалы наших коллег — как тех, кто занимается в медиа-школе «Полигон», так и журналистов, колумнистов, расследователей и аналитиков, с которыми мы дружим и которым мы доверяем. Мы хотим, чтобы профессиональная и интересная журналистика была доступна для всех.

Приходите с вашими идеями. Следите за нашими обновлениями. Пишите нам: [email protected]

Главный редактор Вероника Куцылло

Ещё
Владимир Милов. Фото: Юрий Белят / «Полигон медиа»
Экономист Владимир Милов: «Кризис — вопрос нескольких месяцев»